Иерархия русскоязычных хайдзинов и авторов танка

.         Прогресс в жанрах краткостиший должны определять качественно прокомментированные миниатюры-победители конкурсов. В этом и смысл конкурсов. Поэтому необходимо постоянно возвращаться к краткостишиям-победителям и непрестанно их комментировать. Без объективного комментария краткостишие побудет немного призёром и канет в Лету. Поэтому важно возвращаться к лучшим трёхстишиям, пятистишиям и рубаи. На наших конкурсах в жанре рубаи пока застой, поэтому предметом моей статьи будут лучшие из лучших (на сегодняшний день) хайку и танка. Каждый конкурс меняет расстановку в иерархии вершин.

 

.                                                                          I. Танка

 

.         Начну с танка. Здесь, на мой взгляд, есть лишь одна работа, достойная анализа, это победитель первого номера альманаха «Полевые цветы» (с. 26):

 

как же хочется холодов

пусть промёрзнут до дна

эти озёрные волны –

слишком тихо расстались мы

чтобы снова могла я любить

.                        Наталия Леви, г. Москва

 

.         Это единственная на моей памяти танка с полным чувством и парадоксом. В «Праведах» [(Серия: Наследие предков), автор Виктор Михайлович Журкин, М.: ЗАО «Международная академия меганауки», 2003, ООО «Издательство «Живое время» 2011, с. 106-108] различают, три пары важнейших сил (чувств): Истина и Ложь, Смелость и Страх, Любовь и Ненависть. Смелость и Страх подразумевают действие и бездействие: «расстались мы».

.         Парадокс заключён в слове «тихо». Именно «джентльменство» открыло глаза женщине, что перед нею обычный Уж («рожденный ползать – летать не может!..»), а не Сокол, достойный любви и восхищения.

.        «Блестело море, всё в ярком свете, и грозно волны о берег бились.

.          В их львином рёве гремела песня о гордой птице, дрожали скалы от их ударов, дрожало небо от грозной песни:

.        «Безумству храбрых поём мы славу!

.          Безумство храбрых – вот мудрость жизни! О смелый Сокол! <…>

.          Безумству храбрых поём мы песню!..» («Песня о соколе», «М. Горький: Собрание сочинений в восемнадцати томах», т. 1, М.: ГИХЛ, 1960, с. 184-185).

.          С технической стороны: размер слоговой (8-6-8-8-9) выглядит слабовато из-за выбивающейся второй строчки. Однако уже есть примеры нечитаемых трёхстиший, звук иногда уступает букве. С этой точки зрения твёрдость формы, вполне возможно, не заключается только в количестве гласных. По количеству букв всё выглядит приемлемо: 19-20-15-23-22. Посмотрите, во второй строчке всего 6 слогов, а букв  больше чем в восьмисложной третьей строчке (20 против 15).

.          Считаю, что до тех пор, пока теория не даст веского обоснования необходимости твёрдости формы и её сущности, нельзя требовать от авторов неукоснительного её соблюдения. На современном этапе развития танка на русском языке важнейшим является содержание с приемлемой формой. Приемлемой формой в этой танка я считаю переход от дольника-2 (строчки 1-3: с двумя сущностными ударениями в строчке[1: как же хОчется холодОв; 2: пусть промЁрзнут до днА; 3: эти озЁрные вОлны]) к дольнику-3 (строчки 4-5: с тремя ударениями [4: слишком тИхо расстАлись мЫ, 5: чтобы снОва моглА я любИть]). Но лучше назвать такой дольник колеблющимся анапестом с точкой перегиба ритма. На сегодня я могу сказать, что форма этой танка является пограничной. И возносится в своём жанре над всеми из-за чувственной и смысловой содержательности.

 

.         Итак, меня эта танка покорила:

1) наличием едва сдерживаемого чувства,

2) выходом из него в точке перегиба ритма,

3) растворением сознания в парадоксе, который приоткрывает тайну Женщины, показывает её величие. Мужская логика ниже женского чувства, умноженного на парадоксальность мышления. Эта танка – хорошая школа (значима) и для женщин, ведь именно они в ответе за Будущее.

 

 

.                                         II. Хайку

 

.         Хороших трёхстиший на русском языке, включая переводы и интерпретации переводов, написан десяток, от силы – два. Их оценкой займёмся в третьей части. Здесь уместно остановиться на новобранце – победителе первого номера альманаха «Полевые цветы» (с. 20):

 

землянка

от порога до окна

малинник

.         Катерина Шмидт, Германия

 

.         Вот как я оценивал эту миниатюру в открытом письме Учёному секретарю Института Русского Языка Пыхову Владимиру Алексеевичу:

.         «Человеку с плоским мышлением чуждо такое трёхстишие. Что тут особенного? Земляное укрытие, заросшее кустами малины. Если бы дело было именно в этом, то почему бы не записать в виде предложения? Но точку можно поставить и в середине второй строчки. Тогда получается, что автор стоит на пороге землянки, а через малинник – окно его дома (впрочем, есть землянки и с окнами). Уже по этой причине нельзя определённо поставить знаки препинания.

.         Читатель хайку добавит, что здесь дело не в точке, а в образе. Первый шаг: землянка – житель планеты Земля. Этот поворот значительно обогащает картину: речь идёт о планете. Ядерная война? Или Женское начало? Скажем, Женщина от ступней (от порога) до очей (окоём, окно) – чудо (малинник). Шаг второй: получается, что жилище – женщина. Находясь в комнате, мы находимся как бы в утробе, питаемся книгами, Интернетом, продуктами из холодильника, живём комфортно. Выходя из жилища, мы попадаем во враждебную среду… И т.д. Я лишь отчасти попытался расплющить шар хайку. <…>» http://shevchenko.haiku-konkurs.ru/2017/10/29/вопросы-к-учёным-института-русского-я/

.          В письме не место развивать анализ. Самое время это сделать сейчас, в этой статье. Мелковато для призёра всего альманаха развивать тему гарбуза, девичника (малинник) и «малины» вообще. Можно было бы раскрыть этимологию и говоры. Однако скажут, что всё это выдумки. Козырь моих оппонентов – дескать, автору и не снилось, что я приписываю тому или иному трёхстишию. Не удержусь и сделаю одно отступление, чтобы напомнить, что значил когда-то шар слова «читать». Для этого не буду цитировать «Праведы» (хотя там много интересного на этот счёт), ибо сочтут доводы несерьёзными. Раскроем книгу доктора филологических наук Якубинского Л.П. (1892-1945) «История древнерусского языка» (1941) (М.: Государственное учебно-педагогическое издательство министерства просвещения РСФСР, 1953), с предисловием и под редакцией академика В.В. Виноградова и с примечаниями профессора П.С. Кузнецова. Для облегчения чтения древнерусские буквы и слова за неимением шрифта местами буду передавать современными буквами или сразу переводом Л.П. Якубинского.

 

.                II.1 Лев Петрович Якубинский о слове «читать»

 

.       «101. Один болгарский писатель X в. Монах по имени Храбр, «черноризец Храбр», в своём сочинении «о письменах» свидетельствует, что славяне, будучи ещё язычниками, «не имеху книгъ (= букв), но чертами и нарезками читали и гадали». Это известие Храбра вполне аналогично тому, что сообщает латинский историк Тацит о древних германцах. Тацит говорит, что древние германцы гадали при помощи каких-то знаков, вырезавшихся на дереве, на деревянных палочках; по этим знакам жрецы или старики истолковывали будущее.

.        102. Толкование гадательных и иных знаков, в том числе и числовых, и было содержанием слова «читать» во время господства идеографического письма. Содержание это было, следовательно, совершенно иным, чем то, которое стали вкладывать в слово «читать» после возникновения буквенной письменности.

.        103. «Чтение» гадательных знаков было, конечно, одновременно и культово-магическим действием, «почитанием» тех потусторонних сил, духов, которые должны были раскрыть будущее и притом в благоприятном смысле. Оно сопровождалось молитвами-заклинаниями. Магическое значение имело и «чтение» числовых знаков, как об этом свидетельствует распространённое у самых разнообразных народностей магическое восприятие числа.

.        104. Этим объясняется, что корень чьт- с его закономерными вариантами – чередованиями во всех славянских языках – имеет значение и «чтения», и «счёта», и культового, а как более позднее осмысление – и морального «почитания». Старославянское «чету» значило  «читаю», «считаю» и «почитаю». Перекрещивание этих значений в словах, образованных от корня чьт-, мы имеем во всех славянских языках. В настоящее время  связь значения «читать», «считать» и «чтить» уже не осмысляется, и мы даже не догадываемся, что у этих слов один и тот же корень. <…>

.        105. Корень чьт- в тех его осмыслениях, которые мы раскрыли выше, не находит себе соответствий в других индоевропейских языках  <…>

.        108. <…> Мы видели, что значение корня чьт-чит- – «расшифровка идеографических знаков» (см. 102), является славянским новообразованием (см. 102)». (с. 72-74)

 

.                II.2 Шар «землянки»

 

.         Для тренировки сделаю ещё одно отступление. По утрам в электричке  часто слышу будящий голос коренастого мужчины, лет 35-ти с огромной сумкой через плечо, закрывающей подчас самого продавца: «Мороженое в стаканчике, рожок, чипсы, вода, пиво, кола». Эту фразу он повторяет лет десять по сотне раз за день. Как назвать этого продавца одним словом и при этом объёмно? Подумайте. Мой вариант ниже.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

.           Я бы назвал его «рожок»: во-первых, он произносит это слово, во-вторых, он как бы трубит, чтобы разбудить, в третьих, сумка делает его похожим на рожок (ноги — узкая часть, далее расширение).

.          А теперь решим обратную задачу: дано объёмное слово «землянка», имеющее, по меньшей мере два смысла. С точки зрения математики даны как бы две проекции, по которым нужно восстановить предмет. Каждый омоним — загадка, хайку открывает много чудес и прекрасных тайн. Какой предмет может ассоциироваться с красавицей Землянкой и собственно землянкой? Мне представляется Холм. Потому что землянка внешне холм, а Землянка в космическом смысле — сама Планета (красавица от головы до пят), которая порой видится с Луны как огромный светлый холм. Да и нам, землянам, часто горизонт представляется в виде холма, правда, с одной странностью. У этого холма вершина вроде бы есть, но забраться на неё никто не может. Причём, иногда, мы можем твёрдо сказать, что на том холме живут люди. Мы завидуем им, ведь они — на вершине. А те люди не верят этому и, глядя на нас, кричат и выстукивают по телеграфу, что не они, а именно мы на вершине холма.

.          Холмам посвящено много песен и стихов классиков. Есть и научные исследования. К примеру, статья Доманского Юрия Викторовича (доктора филологических наук, доцента кафедры теоретической и исторической поэтики Института филологии и истории Российского государственного гуманитарного университета) «Холм в русской лирике второй половины XX века (Л. Аронзон «Утро», Б. Гребенщиков «Сидя на красивом холме», И. Кормильцев «Люди на холме»)» // Мир русского слова. 2016. № 2. С. 88-94. [Юрий Викторович тепло отозвался о статье и прислал мне скан вырезки из журнала. В свою очередь я сейчас прошу разрешения разместить скан статьи в блоге.]

.        Автор хайку вливается в этот хор, показывая, что вне зависимости от крутизны склонов от «порога до окна» Земля окружает нас Красотой и Любовью.

.                                         III. Классификация лучших трёхстиший на 2017 год
.        Лучшие трёхстишия принадлежат к элитарной культуре. Человек непосвящённый может увидеть лишь набор слов, в лучшем случае — бессмысленную картинку. Понимание жанра приходит, чаще всего, через несколько лет. Поэты, пишущие в рифму, часто вообще не понимают сложности в сочинении трёх строчек. Поэты Московской области иногда выкрикивают из зала «да я такого насочиняю мешок», одна беда — ни один поэт из Московской области не занял даже десятого места ни в одной из 15-ти номинаций конкурсов ни в одном из 14-ти конкурсов, проведённых журналом «Поэзия» с 2010 по 2015 годы (если не считать двух школьниц из Видного и КП «Пенаты»). Не было их в призёрах конкурса журнала «Наш современник» в 2016-ом году.  Наконец, 2017-ый год вновь обошёл стороной Московскую область. В конкурсе альманаха «Полевые цветы» в 10-ти номинациях нет никого из Московской области даже в «поощрительных призах», т.е. в дополнительных 3-15 местах. Призы уходят в Москву, Санкт-Петербург, Киров, Краснодар, в Киев, Минск, в Германию, Казахстан, и т.д., но не к московским областникам. Главной причиной практической невозможностью попасть в призёры наших конкурсов людей со стороны (в том числе и поэтов) является постоянно развивающаяся теория. И то, что вчера ещё было захватывающим дух, сегодня вызывает лишь ностальгическое чувство. Вот и сейчас трёхстишие Катерины Шмидт выводит жанр русских хайку на принципиально новый уровень, и поставить рядом некого. Уже сейчас просматриваются 4 слоя русскоязычных трёхстиший из 9 теоретических.
.                                                              III.а Высший слой на 2017 год

землянка

от порога до окна

малинник

.         Катерина Шмидт, Германия

.              Шаг вперёд состоит в том, что «землянка» — омоним. переводчики в один голос заявляли нам, что обыгрывание омонимии — каламбур, признак низового жанра. Нет — заявляем мы и показываем это трёхстишие. Никакого каламбура, напротив — глубина. Предположу, что такая идеология устраивала переводчиков по причине «непереводимости» омонимов. Пришлось бы тщательно комментировать миниатюру, а не всякому это по плечу. Нашёлся очень простой выход из положения — нужно объявить омонимию каламбурностью. Но, когда найдена связь с классикой:

Но у холма нет вершины
У холма нет вершины
Он круглый как эта земля

У холма нет вершины
— я люблю тебя

 

вряд ли, сами переводчики и их подпевалы теперь будут столь категоричны. Наконец-то провода (разные смысловые значения), торчащие из слова заплелись. Ранее это делала Карушина Олеся, но в жанре хайбун. Рядом с этим стихом поставить мне некого. Это первый стих четвёртого слоя, если считать снизу.

 

.                                                              III.б Состав высокого слоя на 2017 год

сельский клуб
открывает детвора
пыльное пианино
ketschmidt, «Поэзия», № 43, с. 251

.            «Открывает» — омоним, но значения близки и глагольны. Трёхстишия высокого и высшего слоёв непереводимы.

 

 

.                                                              III.в Состав среднего слоя на 2017 год
.             Трёхстишия среднего слоя сложены Мастерами. Эти произведения когда-нибудь попадут в учебники литературы как начала классики хайку на русском языке. С них всё началось. При всех недостатках в них присутствует чувство Высших Сил, фрактальность, символизм, смысловой веер и  языковая плотность.
№ 1
зимний вечер
на картинке из пазлов
пустые места
.               Николай Гранкин, «Полевые цветы», № 1, с. 7
.             Из пазлов уже стали делать места. Автор даёт нам возможность самим пофантазировать: в кафе, трамвае, в кино, а лучше — в театре, так как они ещё пустые. Если же здесь только одно прочтение, то где знаки препинания или уточняющий глагол. Но тогда мы будем говорить о плоском трёхстишии, т.е. тпереводимом, и, следовательно имеющем теоретически литературного двойника.
 № 2
летний ливень…
в песочнице вверх дном
ведёрко
.              Константин Микитюк, «Поэзия», № 40, с. 266
           Ещё недавно эта миниатюра была верхом совершенства. Теперь она обычная.
.          К минусам этого уровня можно отнести:
1) близость значений слов «летний-ливень»; оправдать «летний» можно, но, лучше считать его лишним, зимой в песочнице ни песка, ни ведёрка не увидишь;
2) вторая строчка песочницу переворачивает, а в третьей там прячется ведёрко;
3) многоточие;
4) переводимость на другие языки.
.          Недостаток — «переводимости» появился именно сейчас, после появления «землянки». Теперь можно смело искать аналоги в прозе и в поэзии. Думаю, рано или поздно они найдутся. Я же пока озвучу картины классиков (в хронологическом порядке) просто чем-то близкие, хотя искать нужно у детских писателей.
а)

.                            <…>

Разлит залив зеркальностью безбрежной,
И глубоко на золоте песка,
Под хрусталем воды, сияет белоснежный
Недвижный отблеск маяка.

.                               И.А. Бунин, «Штиль», <1903-1904>,

«И.А. Бунин: Собрание сочинений в девяти томах», т. 1, М.: «Художественная литература», 1965, с. 205

б)

В небо ручонками тянется,

Строит в песке купола…

.                 <…>

.                         Марина Цветаева, «Венера» (Серёже), Коктебель, 18 мая 1911,

«Собрание стихотворений, поэм и драматических произведений: В трёх томах», т. I, «Стихотворения и поэмы 1910-1920», М.: Прометей, 1990, с. 117

в)
Захлопоталась девочка
В зелёном кушаке,
Два желтые обсевочка
Сажая на песке.
.             <…>
Заснёшь ты, ангел-девочка,
В пуху, на локотке…
А жёлтых два обсевочка
Распластаны в песке.

<60. Трилистник сентиментальный 1. «Одуванчики»>, 26 июня 1909 Куоккала,

«Инокентий Анненский: Стихотворения и трагедии», (Библиотека Поэта, бс-3), Л.: «Советский писатель», 1990, с. 88-89.

г)

.                    <…>
Кто потерял в песке колчан
.                    <…>

«Отравлен хлеб, и воздух выпит…», 1913,

«Осип Мандельштам: Сочинения в двух томах», т. 1, М.: Художественная литература, 1990,  с. 91.

 

д)

.                    <…>
В песок зарывала жёлтое платье,
Чтоб ветер не сдул, не унёс бродяга,
И уплывала далёко в море.
.                   <…>
.                                «У самого моря», 1914,

«Анна Ахматова: Сочинения в 2-х томах», т. I, М.: «Худ. лит-ра», 1986, с. 262.

е)

.                    <…>
И зоркая сорока под крестом
Качает длинным траурным хвостом,
Вдоль по песку на блеске моря скачет —
И что-то прячет, прячет…
.                   <…>

.                               И.А. Бунин, «Руслан», 16.VII.16,

«И.А. Бунин: Собрание сочинений в девяти томах», т. 1, М.: «Художественная литература», 1965, с. 414

ё)

.                        <…>

Этот дождик с сонмом стрел
В тучах дом мой завертел,
Синий подкосил цветок,
Золотой примял песок,
Этот дождик с сонмом стрел.
.                                     [1917-1918]

Сергей Александрович Есенин (1895-1925), «Где ты, где ты, отчий дом…», «Сергей Есенин: Собрание сочинений в пяти томах», т. 2, М.: ГиХл, 1961, с. 23.

.         Это пристрелка.  Найдём мы это перевёрнутое ведёрко и её хозяйку.

№ 3

перед уроком

учительница стирает с доски
слово «любовь»
.                pol_doma из Кирова, «Поэзия», № 41, с. 254
.          Здесь торчащий провод — «стирает» (порошком «Ариэль»), да и доски бывают разные. К минусам также можно отнести:
1) близость значений слов «урок-учительница-стирать-доска»;
2) «слово» и слово «любовь»;
3) кавычки.
№ 4
пустой цех
на ржавом верстаке
тополиный пух
.               Николай Гранкин, «Поэзия», № 43, с. 254
.              Минусы.
1) Целый цех уместился здесь на ржавом верстаке. То ли верстак был большим, то ли цех — маленьким.
2) Интересно, что верстак есть, но цех пуст. Впрочем, в честности автора никто не сомневается.
3) Подвержено переводу, а, значит, при случае можно будет поискать аналоги у классиков.
.                                                              III.г Состав нижнего слоя на 2017 год
.          В краткостишиях нижнего слоя нет ощущения присутствия Высших Сил, они написаны людьми о людях и для людей.
№ 1

Красная площадь
слушает бой курантов
юный часовой
Ирина Смирнова, «Поэзия», № 42, с. 249

.       «Часовой» — не только тот, кто стоит на часах, но и тот кто их чинит. Недостатки:

1) близость значений слов «Красная площадь-бой курантов-часовой»;
2) вероятно, можно обойтись без глагола «слушает»;
3) есть слово с заглавной буквой.
№ 2

Утро бабьего лета
рвётся на горле
паутинка через тропу
taysha, «Поэзия», № 39, с. 253

.      Эх, хорошо в стране Хайдзинов жить!

1) У Паутинки есть лошадь по имени Горло. Утром Паутинка села на Горло, и, перескочив через тропу, вдруг вспомнила, что не выключила утюг. Вот именно здесь и застукала автор некрасивую Паутинку, лихо остановившую всю лошадь на скаку криком «ПР-Р-Р»,  и успевшую подумать, что не хватало ей для хорошей жизни ещё и в горящую избу войти.

2) Вы спросите, как мы догадались, что у Паутинки была именно лошадь, а, скажем, не трактор? Виной прописная буква «У», которая намекает, что в нижнем акро «прУ» (или «упрУ») нужно исключить букву «У» и оставить «пр-р-р», что на лошадином означает: «стой, лошара, я пульт от утюга забыла».

 

.                                                        Эпилог

.            Уважаемые читатели! Вы видите как достаётся лучшим из лучших, что говорить об остальных. Пожелание у меня одно, пишите меньше. Одно приличное трёхстишие заставит говорить о вас несколько лет. Но, чтобы его создать, нужно Чудо.

Игорь Шевченко

Московская область

9 ноября 2017 года

Добавить комментарий